Мифы и правда о гормональной контрацепции: Случаи из жизни

Родители погибшей от тромбоэмболии американки обвинили в ее смерти... вагинальные противозачаточные кольца. Так ли страшна гормональная контрацепция, как ее малюют, выясняла Ксения Демидкина.

На зимних Олимпийских играх в Сочи в составе команды США по скелетону должна была выступить Меган Хенри, мастер спорта международного класса. Но на одной из тренировок девушка почувствовала приступ удушья. Врачи не понимали, что с ней происходит: молодой, здоровой, спортивной Меган постоянно не хватало воздуха. Ее товарищи по команде ничего подобного не ощущали, хотя все были в равных условиях. Пульмонолог отправил Меган на компьютерную томографию, которая выявила десятки сгустков крови в легких.

Врач немедленно назначил девушке антитромботические препараты, и она неделю пролежала в больнице. «Если бы не хорошая физическая подготовка, все могло бы закончиться летальным исходом», – констатировал врач. В прессе стали обсуждать «подозреваемых»: смертельная опасность, по мнению многих журналистов, исходила от противозачаточного средства. Дело в том, что Меган пользовалась интравагинальными кольцами «НоваРинг». Ей повезло, в отличие от другой девушки, чья история в январском номере Vanity Fair закончилась скандалом национального масштаба. 

Согласно исследованиям British Medical Journal, вагинальные кольца в шесть с половиной раз увеличивают риск появления тромбоза.
Эрике Лангхарт было двадцать четыре года. Автор материала Мэри Бреннер рассказала, как в один день здоровая, цветущая девушка вдруг потеряла сознание. В машине «скорой помощи» у нее случилось два сердечных приступа. Врач приемного отделения сразу спросил у мамы Эрики, пользовалась ли ее дочь противозачаточными средствами. «Да, гинеколог выписал ей «НоваРинг», – ответила та. Врач удалил кольцо и констатировал: «Я так и думал. У нее легочная эмболия». Спасти Эрику не удалось.
На сайте авторитетного издания British Medical Journal в мае 2012-го были опубликованы исследования, согласно которым вагинальные кольца в шесть с половиной раз увеличивают риск появления тромбоза.

Изучив статью из Vanity Fair и начитавшись пугающей статистики в интернете, я уставилась на свои бедра: белую кожу окутывала едва заметная сосудистая паутинка. Варикоза у меня пока нет, но это проклятие всех женщин в нашей семье по маминой линии. И это первое предупреждение о возможном тромбозе. Я, наверное, впервые в жизни обрадовалась тому, что у меня не хватает времени на врачей: я уже год откладывала поход к гинекологу с просьбой прописать мне противозачаточные.
Но как же так? Больше половины моих знакомых не первый год сидят на гормональных контрацептивах. И ни одного отрицательного отзыва. Близкая подруга даже вылечилась с помощью противозачаточных от акне. Может ли такое очевидное достижение медицины XXI века убивать?

 

Инструкция к «НоваРингу» – это целая брошюра, в которой противопоказаниям выделена отдельная страница.

Идеальное алиби
Американскую общественность захлестнула волна негодования. Интернет кишел постами о «потенциально опасных контрацептивах» и «противозачаточных-убийцах». Иски сыпались на фармацевтическую компанию Merck & Co., производителя «НоваРинга», как из рога изобилия. Но она была не единственным ответчиком в подобных делах. В 2012 году под удар попала компания Bayer AG: она не признала своей вины, но выплатила солидную компенсацию пострадавшим от тромбоза женщинам, которые принимали противозачаточные таблетки Yasmin и Yaz.
Родители Эрики, убитые горем, написали письмо юристу Хантеру Школьнику из фирмы Napoli Bern Ripka Shkolnik, которая специализируется на медицинских вопросах и часто судится с фармацевтическими компаниями и клиниками. В России таких узких специалистов нет, потому что на них нет спроса.
Вы не можете требовать компенсацию за то, что у вас появились побочные эффекты, о которых производитель предупредил в инструкции.

«Наши граждане не идут в суд, потому что у нас им дают гораздо меньшую компенсацию, чем, например, в США, – резонно замечает Евгений Лесконог, руководитель юридического отдела Condé Nast Россия. – Даже если выиграть в России дело против производителя лекарств, не факт, что сумма компенсации покроет даже расходы на юристов. К тому же фармацевтические компании пристально следят за юридической стороной своей деятельности. В соответствии со статьей 69-й Федерального закона от 12.04.2010 N 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» производитель лекарственного препарата обязан возместить вред, причиненный здоровью граждан, если доказано, что он причинен вследствие недостоверной информации, содержащейся в инструкции по применению лекарственного препарата, изданной производителем лекарственного препарата. Говоря простым языком, вы не можете требовать компенсацию за то, что у вас появились побочные эффекты, о которых производитель предупредил в инструкции». 

В противопоказаниях к «НоваРингу» черным по белому написано: предрасположенность к венозному или артериальному тромбозу. Кроме того, на упаковке указано, что препарат «отпускают по рецепту»

В инструкции к тому же «НоваРингу» побочным действиям отведена целая таблица. В противопоказаниях черным по белому написано: предрасположенность к венозному или артериальному тромбозу. Кроме того, на упаковке указано, что препарат «отпускают по рецепту». То есть ответственность на себя берет врач, который вам эти таблетки прописал. Фармацевтическая компания «МСД Фармасьютикалс», которая представляет «НоваРинг» на российском рынке, полностью обезопасила себя с юридической точки зрения. Конечно, практически в любой аптеке можно купить любой гормональный контрацептив и без рецепта. Но это уже на совести недобросовестных продавцов. Ирония еще и в том, что некоторые аптекари и сами не знают, что противозачаточные средства продаются только по рецепту врача.

Дело врачей 

Автор статьи в Vanity Fair Мэри Бреннер в рамках расследования попросила двух студенток пойти в нью-йоркские клиники и проконсультироваться относительно «НоваРинга». В бруклинском филиале Американской федерации планирования семьи одна из девушек сообщила медсестре, что ее отец страдает сердечно-сосудистым заболеванием, а у мамы – диабет второго типа. «Если вы сами не страдаете заболеванием сердца, то можете быть спокойны, – ответила медсестра. – «НоваРинг» безопасен для молодых, здоровых женщин. Конечно, у всех противозачаточных препаратов есть побочные эффекты. Но вы кажетесь подходящим кандидатом». Другая девушка пришла в университетскую клинику Манхэттена с историей болезни членов своей семьи. Ей тоже сказали не беспокоиться. Врач просто открыл ящик своего стола и выдал ей «НоваРинг». Ни в одной из клиник, как утверждает журналистка, девушек не предупредили о возможности возникновения тромбов. Тридцатилетняя домохозяйка Ирена Славина, которая живет в Дублине, пришла к врачу и попросила выписать ей «НоваРинг». Несколько вопросов – и рецепт готов. Никаких анализов.
Конечно, практически в любой нашей аптеке можно купить любой гормональный контрацептив и без рецепта. Но это на совести безответственных продавцов.
На основании этих данных нельзя говорить о заговоре и называть клиники рынками сбыта. Но насторожиться стоит. В России проблема с грамотной консультацией тоже стоит остро. Д­вадцативосьмилетняя Евгения Воробьева рассказывает, как начала использовать «НоваРинг»: «Я просто пришла в местную консультацию, и мне выписали этот препарат. Сдавать анализы на гор­моны и свертываемость крови никто не направил». Похожая история у два­дцатиодно­летней студентки Натальи Нарышкиной с таблетками Jaz: «Гормоны? УЗИ? В обычной районной поликлинике? Ты смеешься?» – вспоминает девушка.
Мне с врачами повезло больше. Под видом обычной пациентки я запи­салась на консультацию в две крупные сетевые клиники «СМ-Кли­ника» и «Он Клиник». В обоих заведениях врачи предупредили меня о возможных рисках, собрали анамнез и сказали, что ничего мне не пропишут, пока я не сдам анализ на гормоны и не сделаю УЗИ.
По приказу Минздрава РФ, чтобы получить назначения контрацептивов, достаточно обратиться к гинекологу. По результатам осмотра врач принимает решение, надо ли направить девушку к другим специалистам. Лабораторная диагностика проводится тоже только при подозрении, что есть противопоказания к приему препарата (например, тенденция к варикозу). Врач не может принудительно отправить пациентку на коагулограмму (сдавать анализ крови на свертываемость). Но может порекомендовать сделать ее для перестраховки.
То, что гормональная контрацепция немного влияет на свертываемость крови, было известно всегда. Это касается всех препаратов
«Существует «Свод практических рекомендаций по применению средств контрацепции», составленный Всемирной организацией здравоохранения, – объясняет Вера Балан, гинеколог-эндокринолог, д. м. н., профессор, руководитель поликлинического отделения Московского областного НИИ акушерства и гинекологии. – На последнем конгрессе Европейского общества контрацепции и репродуктивного здоровья в Лиссабоне говорили о том, что эти рекомендации надо пересматривать. Обследовать женщин перед назначением контрацепции надо тщательнее: собирать полнейший анамнез, спрашивать, не было ли у мамы или сестры пациентки выкидышей, невынашивания, неразвивающейся беременности, сердечно-сосудистых заболеваний, варикоза. При утвердительных ответах пациента следует обследовать на тромбофилию. То, что гормональная контрацепция немного влияет на свертываемость крови, было известно всегда. Это касается всех препаратов».
Инициатива наказуема
Каждый из нас уникален. По мнению фармпроизводителей, эту «неприятность» можно компенсировать чтением инструкций. Но осведомленность об угрозе здоровью ничего не значит для человека, который сам не в курсе своей склонности к тромбозам. «10–15 % женщин живут и не знают, что у них есть тромбофилия, – утверждает Вера Балан. – Гормональные контрацептивы во всем мире стали привычными, как аспирин. И женщины даже не задумываются о том, что лекарство должен назначать врач».
Тромбы не появляются ни от «НоваРинга», ни от любого другого препарата третьего и четвертого поколения
Почему погибла Эрика и пострадала Меган – толком не ясно. «Здесь однозначно были индивидуальные проблемы со здоровьем. Не может сам препарат без скрытой причины вызвать такие осложнения. Тромбы не появляются ни от «НоваРинга», ни от любого другого препарата третьего и четвертого поколения», – резюмирует Балан.
«Когда два года назад Францию потрясали подобные скандалы, Высшее руководство здравоохранения (HAS), Национальное агентство по безопасности медикаментов и продуктов для здоровья (ANSM) и Французская национальная коллегия акушеров-гинекологов (CNGOF) провели собственный анализ, – рассказывает доктор Дмитрий Маринушкин, член Французской национальной коллегии акушеров-гинекологов. – Заключение было следующим: вероятность венозных тромбозов от «НоваРинга» практически такая же, как и от комбинированных оральных контрацептивов второго поколения. Препарат признали безопасным (настолько, насколько может быть безопасным любое лекарство): его не запретили, не ограничили продажу. Им ежемесячно пользуются от восьмидесяти до девяноста тысяч француженок».
Компания даже запустила ролик на YouTube, в котором очаровательная брюнетка объясняет, как пользоваться противозачаточным кольцом. Видео набрало почти 350 000 просмотров, что для инструкции по применению совсем не мало.
Оборотная сторона медали
«Если взять количество лет, которые существует «НоваРинг», и умножить н­а к­оличество женщин, использующих именно его, то получится колоссальная цифра. А если посчитать, сколько случилось тяжелых осложнений, то цифра получится крайне маленькая. И эти осложнения может вызвать даже самый безобидный препарат», – объясняет Вера Балан. «У применяющих гормональную контрацепцию женщин уровень абсолютного риска венозных тромбоэмболических осложнений небольшой, но в среднем он всегда в три-пять раз выше, чем у неприменяющих, – уточняет Александр Альбицкий, сосудистый хирург, к. м. н., заместитель главного врача по хирургии клинико-диагностического центра «Медси» на «Белорусской».
Сами по себе случаи тромбоза достаточно редки. Поэтому даже при многократном их увеличении вероятность попасть в больницу с таким диагнозом остается минимальной. Например, вероятность развития тромбоза у женщин, не принимающих гормональные контрацептивы, составляет пять к десяти тысячам в год. Прием препаратов повышает этот показатель до девяти-десяти. То есть риск повышается в два раза, но вероятность заполучить тромб в легких остается мизерной.
Сами по себе случаи тромбоза достаточно редки. Поэтому даже при многократном их увеличении вероятность попасть в больницу с таким диагнозом остается минимальной.
«Мой опыт показывает, что эффект от «НоваРинга» – положительный, – делится наблюдениями Вера Балан. – За сорок лет практики не было ни одного серьезного осложнения от противозачаточных. Единственные побочные эффекты, которые я наблюдала, – несколько депрессивное состояние и снижение либидо. В целом риски нанести вред здоровью вследствие приема контрацептивов даже ниже, чем риски самой беременности. – Что уж говорить о вреде абортов, которые в России, увы, остаются основным методом регуляции рождаемости. У нас абортов всегда было в два раза больше, чем родов. По всей России гормональной контрацепции придерживаются не более 4 % женщин, в Москве – около 10 %. В то время как в мире в зависимости от региона, – от 40 до 70 %».
Слова Балан подтверждает Дмит­рий Маринушкин: «Кататься на велосипеде опаснее, чем принимать гормональные контрацептивы. И уж конечно, риск при искусственном прерывании беременности выше, чем риск от использования противозачаточных средств. Героиня статьи Vanity Fair могла погибнуть от остановки сердца на операционном столе. Но это был бы другой повод для статьи».
Правильно подобранные гормональные контрацептивы снижают риск фибро­аденомы, рака яичников и эндометрия. Они нормализуют вес и избавляют от акне. Но все-таки гормоны – товарищи малопредсказуемые.
Светлое будущее
Правильно подобранные гормональные контрацептивы снижают риск фибро­аденомы, рака яичников и эндометрия. Они нормализуют вес и избавляют от акне. Но все-таки гормоны – товарищи малопредсказуемые. Поэтому от одного и того же препарата одна девушка сияет здоровьем, а другая поправляется и теряет интерес к сексу.
Но в апреле британские ученые совершили открытие, которое, возможно, приведет к разработке принципиально нового вида контрацепции. На поверхности яйцеклетки обнаружен белок, который окрестили Юнона. Аналогичный белок, названный Идзумо, уже был найден на поверхности сперматозоида в 2005 году, и ему не хватало пары. Подтвердить важность открытия ученые смогли, устроив эксперимент с мышами. Особи, лишенные этих белков, спаривались с нормальными мышами, но без последствий. Зачатия не происходило. Возможно, в обозримом будущем это открытие позволит ученым «отключать» белки, ответственные за оплодотворение, и разрабатывать более надежные и безопасные средства контрацепции. И никаких гормонов.

 

Источник: http://www.allure.ru/

Система Orphus ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ